Здравствуйте!
Я Светлана Хвостова,  психолог с более чем десятилетним опытом частной практики. Меня рекомендуют за результаты — быстрые, глубокие и устойчивые. Я считаю, что психологическая работа должна вести к результату. И обычно он ощутим уже после первой встречи. 

Помню когда-то, очень давно, я сама пришла к психологу. Мы стали работать: месяц, второй, третий. Регулярные встречи раз в неделю по 50 минут. Классика жанра. И вот я осмелилась задать вопрос о результате. Ответом мне было искреннее удивление: «какой результат? Это же процесс! Мы занимаемся анализом.» Слово «анализ» было сказано с таким придыханием, что я поняла: делать мне здесь больше нечего. 

С тех пор прошло больше 15 лет. Я была совсем неопытной и зеленой. Но уже тогда я чувствовала, что здесь что-то нечисто. И сейчас мое мнение не поменялось. У терапии должен быть результат. И он должен ощущаться человеком быстро. А не через год, два или пять...

Здесь важно учитывать, что в терапии встречаются разные типы запросов. Некоторые запросы — очевидно «разовые». Например, когда-то человек тонул и после этого боится плавать. Или после автомобильной аварии не может сесть в машину. Такую проблему можно полностью решить за одну встречу. И если психолог говорит, что мы, мол, начнем работу, начнем «анализ», а в процессе эта проблема разрешится сама собой, то... как бы это помягче сказать... Это как если бы вы вызвали сантехника, чтобы поменять кран, а он начал вам делать капитальный ремонт. В процессе ремонта он, конечно, поменял кран, но то ли он сделал, о чем его просили?

То есть, запрос может быть очевидно «разовым». На одну-две, максимум три встречи. А есть запросы более сложные .

Например, женщина не может построить близкие отношения. Здесь может скрываться несколько проблем. Возможно, дело в ее детских отношениях с матерью. Или с отцом. Или в травме насилия. Или в принципиальном запрете на отстаивание своих границ. Если прорабатывать все это подряд, то жизни не хватит. 

Но даже в этом случае проблему можно решить быстро. Если:

  • четко понимать, какие именно проблемы могут здесь лежать в основе;
  • уметь быстро выявить из нескольких предполагаемых проблем действительно ключевую;
  • знать, что с этой выявленной проблемой делать.

А не просто заниматься  тем, что «всплывает», надеясь, что «оно само» вырулит куда надо.

Как-то я услышала такое описание своей работы: «Я много бывала у разных психологов. И знаете, что отличает именно Вас? Вот представьте: надо разобрать гору книг. И обычно психолог  предлагает взять верхнюю книжку — мы берем и вместе протираем с нее пыль. Потом берем следующую, следующую... А Вы как-то умудряетесь из всей этой кучи найти сразу ту книгу, на которой держится вся эта конструкция. Мы ее вытаскиваем — и кучи больше нет! Вся структура поменялась. И это очень экономит усилия»