О методе

Как я уже писала на страничке о себе, у меня есть образование не только психолога, но и кинезиолога. Такое сочетание позволило мне построить собственную систему работы, которую я не побоюсь назвать уникальной. То есть я использую в работе психологические методы: психодраму, системные семейные расстановки, ТМО (техника модификации опыта) и многое другое, чему я училась в вузе и на дополнительных обучающих программах. Но кроме психологических методов, я ещё могу проводить кинезиологические коррекции, то есть снимать зажимы, напряжения, снимать стресс на уровне тела. Также я использую в работе мышечное тестирование, которое для меня является как бы путеводной нитью в течение всего сеанса работы. С его помощью я определяю, что нужно сделать, куда нужно двигаться, определяю причины, благодаря которым проблема появилась и многое другое. О мышечном тестировании я подробнее скажу ниже.

            Таким образом, я могу помочь клиенту проработать свою проблему на уровне тела, на уровне души и сознания (эмоции, чувства, убеждения), а также на уровне семейной системы человека, где человек уже не рассматривается как отдельный индивидуум,  а рассматривается именно в контексте системы, в которую он включен.

            Такое органичное объединение различных методов во много раз увеличивает эффективность проработки проблемы.

     Для начала расскажу о кинезиологической составляющей моей работы.
      Основным инструментом работы кинезиолога является мышечное тестирование. Кинезиолог задает вопрос или произносит некое утверждение и при этом легко нажимает на руку клиента, тестируя реакцию мышцы на его слова. Мышца остается сильной или ослабевает. Если говорить упрощенно, эти реакции расцениваются как ответы «Да» и «Нет». Конечно, все не так просто, но у меня сейчас нет задачи донести до Вас тонкости процесса тестирования — я хочу рассказать Вам лишь основную идею этого метода. 

   Чтобы было понятнее, приведу пример. Вот Вы рассказываете о какой-то своей проблеме. Кинезиолог тестирует по мышцам, действительно ли то, о чем Вы говорите, является проблемой для Вас. Или проблема рядом, в чем-то другом, а Вы ходите вокруг да около. Когда Вы касаетесь действительно сути своей проблемы, Ваши мышцы дают «слабый» ответ.  Итак, проблема определена. Таким же образом определяется Ваша цель — то чего Вы действительно хотите. Нельзя заниматься решением проблемы, не имея представления о желаемом результате. Так можно завязнуть глубоко и надолго.
     Далее кинезиолог определяет по реакции мышцы, в каком возрасте эта проблема зародилась или была осознана — какой возраст будет ключевым для работы с этой проблемой. Он тестирует Ваши мышцы, называя последовательно все возраста. В том самом ключевом возрасте мышца даст слабый ответ. Кинезиолог проверит, действительно ли это правильный ответ, задав ряд взаимоисключающих вопросов. Если все ответы корректны — возраст определен правильно. 
  Таким образом, мышечное тестирование экономит львиную долю времени консультации: терапевту и клиенту уже не надо думать-гадать, где берет начало та или иная проблема — это определяется с необходимой степенью точности за считанные минуты. 
      Этим же способом определяется и ситуация, запустившая проблемное поведение, и даже люди, имеющие отношение к возникновению этой проблемы. При таких ключевых «подсказках», клиентам часто уже ничего не стоит вспомнить и саму ситуацию — она сама «всплывает» у них в голове. 
    И это ещё не все. В психотерапевтической кинезиологии существует целый ряд приемов работы, так называемых «коррекций», проведение которых способствует освобождению от привычных стрессовых реакций, а значит и реальной возможности изменения своего поведения в дальнейшем. Эти коррекции могут быть направлены как на чисто психологическое осознавание ситуации, ее переосмысление, так и на работу по проблеме на телесном уровне. Ведь наш негативный опыт «записан» в нашем теле: тело воспринимает окружающее и реагирует с учетом этого опыта. 
   Например, наши глаза или уши могут с трудом воспринимать какие-то буквы/цифры, если с ними связан стрессовый опыт. Мы читаем или считаем, а такое затрудненное восприятие нам,  как песок на льду, не дает с легкостью скользить, тормозит, останавливает. Много сил уходит там, где их могло бы уходить в разы меньше.  И так не только буквы/цифры, но и какие-то черты лица окружающих нас людей, какие-то интонации или тембр, какие-то запахи, вкусы, даже какое-то определенное положение нашего тела и т.д. и т.п. — всего не опишешь! Однако по реакции мышцы кинезиолог может определить, в каких именно коррекциях Вы нуждаетесь в связи с заявленной Вами проблемой. 

   Ещё я хочу коснуться одного очень важного момента работы кинезиолога. 
   Этот момент касается самой философии нашей работы. Проводя кинезиологические коррекции, мы исходим из того, что нет никого на свете, кто бы лучше  Вас знал, в чем заключается Ваша проблема, и что Вам нужно для того, чтобы ее решить. Другое дело, что Вы можете не иметь доступа к этой информации, и кинезиолог помогает Вам до нее добраться, тестируя Ваши мышцы, получая обратную связь непосредственно от Вашего тела. Здесь кинезиологу приходится оставлять в стороне все собственные представления, опирающиеся его прошлый опыт, жизненный и профессиональный, и только лишь тестировать, что «скажете» о своей проблеме именно Вы, Ваше тело.
   Кстати, этот метод особенно хорош для работы с проблемами, о которых Вам трудно говорить. Или, наоборот, с проблемами, о которых Вы говорили уже столько со столькими людьми, что от мысли о необходимости повторять это все снова, опускаются руки. В качестве иллюстрации можно привести примеры кинезиологической работы, где клиент вообще ни слова не говорит о своей проблеме. Кинезиолог предлагает клиенту подумать о проблеме и тестирует его мышцы. Дальше уже сам клиент узнает по своей проблеме много интересного, а кинезиолог так и остается в неведении относительно фактов, деталей и тому подобного. Конечно, это крайний случай, и мы не работаем так всегда. Но иногда этот способ работы подходит наилучшим образом. Лично я иду на такой способ работы в самых крайних случаях, когда он действительно необходим, поскольку такой способ очень ограничивает мои возможности по применению других методов работы – психологических.

            Из психологических методов работы одним из самых важных мне представляются системные семейные расстановки. Также я использую некоторые психодраматические техники и собственные авторские техники работы с телом. Я несколько модифицировала психологические техники, соединив их с кинезиологическими приемами. Например, я провожу расстановки в воображении,  удерживая при этом руками лоб и затылок клиента. Лобно-затылочная коррекция – одна из основных у кинезиологов.  (Естественно, я делаю это только с согласия клиента). Такое сочетание помогает клиенту собраться, обратиться внутрь себя, почувствовать себя в безопасности. Кроме того, лобно-затылочная коррекция весьма повышает эффективность мышления и способствует органичному протеканию переживаний.  У клиента возникает чувство безопасности, и он становится готов к встрече с теми эмоциями, мыслями и переживаниями, с которыми он не может как следует разобраться в жизни, поскольку ему трудно с ними встретиться, так как они по каким-то причинам вызывают у человека стресс.

            Таким образом, психологическая проработка проблемы, будь то расстановка в воображении, психодрама или что-то ещё,   становится для клиента максимально мягкой и безопасной.

            Кроме того, психологическая проработка проводится только тогда, когда клиент действительно готов к такого рода работе. Готовность или неготовность клиента, а также вообще необходимость психологической проработки мы определяем при помощи мышечного тестирования.

            Иногда на первом сеансе мы можем до такой работы не дойти: человек не готов пока что к ней, и если бы мы стали ее проводить, она не была бы эффективной. Тогда сеанс может показаться клиенту несколько странным: мы, например, прорабатываем стрессовые типы взгляда или массируем определенные точки на теле, делаем какие-то несложные упражнения. А на следующий день человека «отпускает», что-то меняется в его мировосприятии – для него совершенно непонятно, почему! И он приходит продолжать работу, несмотря на то, что с первого сеанса вышел в недоумении: «Что это было?» И со временем мы с ним приходим к психологической проработке проблемы, и она проходит гораздо легче, мягче, естественнее, чем в том случае, если бы мы сразу начали с нее, не сняв напряжение на уровне тела.

            Такое разнообразие методов помогает мне помочь клиенту легко преодолеть сопротивление или страх, которые часто возникают при проработке очень значимых тем.

            Приходите ко мне на очную консультацию – и Вы убедитесь в этом на собственном опыте.

Comments are closed.