Аллергия

 Проблемами аллергии, в основном, занимаются врачи. Но не всегда помощи врача бывает достаточно.  К сожалению, медицина на сегодняшний день мало уделяет внимания психологической составляющей различных заболеваний. Хотя, относительно многих болезней, не только аллергии, уже проведена масса исследований, доказывающих существование связи между психологическими проблемами и симптомами заболевания. И если Ваша аллергия обусловлена именно психологическими проблемами, то необходимо эти проблемы разрешить. И здесь нужна уже помощь психолога.
Важное замечание: откажитесь от стереотипа (если он у Вас есть), что психологические проблемы решаются годами регулярных визитов к психологу. Я предлагаю вариант краткосрочной помощи.
Я не врач. Я дипломированный психолог и кинезиолог. Мой опыт работы с аллергией показывает, что очень часто после проработки психологической стороны проблемы  аллергия либо проходит совсем, либо меняет свою форму на гораздо более приемлемую.
Что такое аллергия с психологической точки зрения? Это неприятие организмом какого-либо вещества, которое само по себе не является опасным или вредным. Оно вполне безобидно, иначе реакцию организма на него мы воспринимали бы как нормальную. Часто это вещество является даже необходимым. А организм его не принимает... Почему?
Потому что это вещество мозг человека ассоциирует с чем-то неприемлемым для него. То есть, это вещество ассоциативно связано с каком-то опытом, который человеком не принят, не осмыслен должным образом. А не осмыслен он в силу своей болезненности или ощущения бесполезности этого осмысления. То есть у человека как будто нет внутреннего ресурса для того, чтобы ситуацию принять, осмыслить по-новому. В этом ему нужна помощь специалиста, именно психолога.
Приведу пример. В нем речь пойдет не об аллергии как таковой, но о такой вот ассоциативной связи между едой (в данном случае это еда, хотя принципиально может быть и что-то другое) и негативным жизненным опытом.  Один восьмилетний мальчик как-то спросил, обращаясь ко мне: «Почему меня все время тошнит от борща со свеклой?»  Я, будучи психологом, тоже заинтересовалась, почему же его тошнит от такого борща. Я стала его спрашивать, он стал вспоминать… Вспомнил он вот что. В детском саду он очень долго ел. Он вообще ел медленно. Все уже съели второе, а он все никак не мог доесть первое. На первое был борщ, красный борщ со свеклой.  Воспитательница сказала: «Если ты через пять минут не доешь борщ, я тебе второе положу прямо в него». Ребенок через пять минут борщ не доел. Макароны с котлетой оказались в борще. Самое ужасное, что ему пришлось все это есть, поскольку была сказана многим известная из опыта классическая детсадовская фраза: «Пока не съешь играть не пойдешь». С тех пор его тошнит от борща, а макароны с котлетами он просто не любит, хотя до того случая любил.

Это пример того, как вполне безобидный борщ может стать для человека уже не просто едой, борщом, а напоминанием о чем-то, что произошло в его жизни. Причем, мальчик на сознательном уровне эту детсадовскую  ситуацию не вспоминал, когда впоследствии ел (точнее, пытался есть) борщ. Он ЗАБЫЛ о ней. Когда мы начали вместе с ним искать ответ на поставленный вопрос («Почему меня тошнит от борща?»), он вспомнил эту ситуацию далеко не сразу. Первая реакция на вопрос «Что у тебя связано с борщом?» была такой: «Ничего, борщ и борщ». Мы начали копать, вспоминать, а потом его буквально осенило: «А-а! Я вспомнил!» Он действительно не вспоминал эту ситуацию на сознательном уровне, он закрылся от нее, не хотел ее вспоминать, его «тошнило» от этого воспоминания. И в результате его стало просто тошнить от борща – непонятно почему.

Расскажу немного о том, как я работаю.
По роду своей деятельности я работаю не только с аллергией. Я работаю  со страхами, с состояниями стресса, с бессонницей, с болями в спине и шее (часто они имеют психологическую природу), с проблемами в отношениях и многим другим. То есть, со всем тем, что указывает на нарушение внутренней гармонии у человека, на потерю им баланса, эмоционального равновесия.
В своей работе я применяю мышечное тестирование. Оно основано на свойстве мышц реагировать на стрессовую информацию изменением тонуса.
С помощью мышечного тестирования мы с вами можем быстро и точно определить, с чем именно связана проблема, с каким прошлым опытом, с какими подавленными эмоциями и т.п.
Если бы я владела мышечным тестированием в то время, когда состоялся наш разговор с тем мальчиком, мы смогли бы очень быстро определить возраст и найти ситуацию, которая спровоцировала тошноту.  А так мы просто вспоминали, на это ушло время и могло случиться так, что он бы и не вспомнил об этом.
Мышечное тестирование позволяет гарантированно находить возраст, в котором зародилась проблема, даже если это возраст, в котором человек себя ещё не помнит. Тело помнит все, что с нами происходило, независимо от того, насколько ранний это опыт.
Далее на сеансе, также при помощи мышечного тестирования, мы определяем, что именно  нужно сделать, чтобы от проблемы освободиться.
Это может быть осмысление прошлого опыта. Здесь я использую психологические методы работы. Это также могут быть какие-то упражнения, снимающие зажимы, стрессовые блоки, на уровне тела.
Например, мы можем работать со страхом или гневом не только осмысляя ситуацию, но и делая коррекцию избытка адреналина путем стимуляции определенных точек на теле. Это на порядок увеличивает эффективность нашей работы.
Таких коррекций существует целый набор, и касаются они различных органов и систем. Эти коррекции не относятся к разряду медицинских манипуляций, но оказывают при этом очень благотворное влияние на организм человека.

Кроме того, при необходимости, мы, при помощи определенных техник, выясняем место человека в его семейной системе, а также роль его симптома в этой самой системе. Часто бывает, что симптом (в данном случае аллергия) нужен именно семейной системе. В таком случае мы выясняем, для чего именно он нужен, какую роль он играет, и ищем решение. Решением будет восстановление баланса в семейной системе, при котором симптом будет уже не нужен.

Бывают ситуации, когда симптом нужен не системе, а самому человеку. например, он может защищать его от чего-то или что-то ему давать. Тогда мы проясняем, что именно дает аллергия человеку. Такое прояснение меняет отношение к ней. Человек перестает бояться своей аллергии, относиться к ней враждебно, он начинает видеть в ней союзника и помощника. В таком случае аллергия не может уйти, пока человек не научится обходиться без нее, получать то, что она давала не с ее помощью, а какими-то другими средствами.  Но она становится гораздо более мягкой.
Приведу пример. Ниже курсивом я дословно привожу отзыв женщины, работавшей со мной по поводу своей аллергии:
Мы работали по проблеме аллергии на домашнюю пыль. В процессе работы я узнала много нового — мы выяснили источники проблемы, при этом кое-какие выявленные причины и связи явились для меня полным сюрпризом — на сознательном уровне я оценивала все совершенно по-другому. В результате я перестала относиться к аллергии враждебно и со страхом, а проявления ее стали гораздо реже, легче. Для меня важно ещё то, что от момента контакта с пылью до проявления аллергии у меня появилось время, а раньше как будто волной сразу накрывало. Сейчас я довольна результатом, а в будущем работу можно и продолжить". 

Вот в этом случае как раз и идет речь о том, что аллергия человеку нужна. Женщина пока не готова с ней полностью расстаться, поскольку пока что не нашла ей адекватную замену. Но она перестала СТРАДАТЬ от аллергии. До нашей с ней работы она именно СТРАДАЛА от этого симптома, а теперь она прислушивается к нему, и ей стало понятно, что пока что этот симптом ей необходим.

Бывают и другие ситуации, — когда аллергия не дает человеку никаких преимуществ. Она как будто напоминает ему о каком-то болезненном опыте прошлого. Человеку нужна не аллергия — ему нужно, просто необходимо осмысление какого-то опыта прошлого, извлечение из него того ценного, что в нем есть. А без этого осмысления его жизнь как бы отягощена чем-то, он не может жить в полную силу. В таких случаях после проработки симптом уходит совсем.
Вот пример дословного отзыва о такого рода работе:
Я пришел к Светлане с проблемой аллергии, которая много лет каждый год мучила меня в начале лета. С отношениями проблема, вроде бы, никак не связана. Но ведь когда-то, раньше, этой аллергии не было. И в процессе работы, они, эти отношения, очень давние, забытые, все равно всплыли. Все вспомнилось очень ярко, рельефно, как будто было вчера. А потом... все ушло в прошлое и осталось там. И аллергия тоже :) В этом году я ее не дождался. Спасибо! 

Важный момент: в обоих приведенных случаях наша работа состояла из ДВУХ (!) сеансов. Бывают случаи, когда необходимо большее количество сеансов. Иногда бывает, что достаточно и одного. Каждый случай неповторим и индивидуален.

Хочу ещё подчеркнуть, что мне чужда идея борьбы с симптомом, будь то аллергия или что-либо ещё. Все наши симптомы нужны прежде всего нам самим. Они о чем-то говорят нам, они что-то нам дают. И нам надо прислушаться к ним, понять их, отнестись к ним с глубоким уважением. И только тогда симптом сможет  действительно уйти. Потому что он и в самом деле станет не нужен.
Если же мы подавляем симптом, пытаемся заставить его замолчать, например таблетками, то мы действуем очень недальновидно и поверхностно. Ведь в таком случае мы не прорабатываем причину появления аллергии, а просто пытаемся сделать невидимым следствие. А причина остается. Симптом остается таким же нужным, как и был. В таком случае он не может уйти, он может только видоизмениться. И нет никакой гарантии, что это видоизменение человека порадует — может так случиться, что и наоборот.

Напоследок коснусь немного темы работы с детьми.
Работа с детьми возможна, но только при участии в работе родителей ребенка. Если ребенку меньше 12 лет, то лучше всего, если это будет мать (или тот, кто ее заменяет, если ребенок по каким-то причинам не живет с матерью). Дети во многом бессознательно перенимают чувства, эмоции и состояния родителей. Кроме того, даже у самых маленьких детей есть уже свой жизненный опыт: как минимум опыт нахождения в утробе и опыт рождения. Аллергия у ребенка возникает не в случае, если его мать позволяла себе есть во время беременности апельсины или шоколад, а в случае, если она, к примеру, поедая шоколад, пыталась заглушить какие-то тяжелые чувства, если она подавляла таким образом какие-то свои состояния.
Ну и конечно же на ребенка в этом смысле влияет семейная система. В частности, очень большое влияние оказывают отношения между его родителями. Если между отцом и матерью много вражды, неприятия, отвержения, это повышает риск возникновения у ребенка аллергии. Также повышает риск возникновения аллергии отвержение родителями ребенка своих родителей, то есть негармоничные отношения между родителями и бабушками/дедушками ребенка. Эти ситуации можно и нужно прорабатывать. Здесь можно найти решение — была бы готовность.  И это не зависит даже от того, живы ли все участники конфликта или кто-то из них уже умер.

      Хочу добавить, что такая работа, кроме облегчения симптомов аллергии (вплоть до полного их исчезновения), дает ещё множество положительных «побочных эффектов». Как ребенок, так и взрослый после проработки проблемы чувствует себя более спокойно, гармонично. Становится легче на душе, уходят как будто сами собой какие-то напряжения, душевные и телесные, на первый взгляд вроде бы никак не связанные с аллергией.  То есть такая работа влияет не только непосредственно на аллергию — она влияет также в целом на жизнь человека, его мироощущение, состояние, настроение и т.п.

Comments are closed.